Четверг, 28.10.2021, 08:07

РЕКШИНО

Вы вошли какГость | Группа "Гости"
Логин:
Пароль:
Google
Что смотреть?
Политика [33]
Политическая движуха, показавшаяся нам интересной...
Рекшино [40]
События и явления касаемо Рекшино...
Военная тематика [11]
Просто о военном...
Видео [110]
Отобрано специально для вас...
События и люди [97]
Праздники, события, личности...
Мастеру на заметку [96]
Советы и рекомендации от Rekshino.com
Россия [73]
Про нас...
История края [10]
Замечательные места земли Нижегородской...
Коротко о разном [65]
Интересно...
Мировые котировки
Зарабатывай играя!
Прибыль каждые 10 минут!
Погода
Рекшино ВКонтакте
Сырая нефть
Google
Наш опрос
Вы видите попавший в аварию автомобиль инкасации. Двери открыты, деньги на месте. Ваши действия?
Всего ответов: 148
Теги
Наша кнопка
WebMoney

Google
Статистика
Информер для сайтов Rambler's Top100 Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Календарь
«  Июль 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Flag Counter
Flag Counter

Рекшинский Блог

Главная » 2011 » Июль » 8 » А чем Рекшино не Зябликово?
20:50
А чем Рекшино не Зябликово?

Почти как в Сагре. Зябликовские партизаны

В начале мая, сразу после дня Победы, жители деревни Зябликово продали свою Родину. Продали как-то незаметно, невзначай. А дело было так. Каждому из них еще в начале 90-х годов был начислен земельный пай, примерно семь гектаров. Больше десяти лет этот пай не приносил никаких доходов. Как вдруг в деревне появились люди на крутых джипах и предложили селянам реальные живые деньги, аж по десять тысяч рублей каждому. Только и нужно было поставить свою роспись в каких-то документах, и дело сделано. Десять тысяч для деревенских были большой суммой, и практически все они свои паи продали. Колхоз имени Чапаева к тому времени числился только на бумаге, работы в деревне не было. А тут в Зябликово те же люди на джипах привезли спутниковые тарелки, и в каждом доме на вырученные от продажи земли деньги стали смотреть по сто каналов наших и заграничных. Так деревенские жители, продав свою Родину, получили неограниченный доступ к телевизионному эфиру. Все, кроме Лехи Разгуляева и Ивана Рыжикова. Те стояли насмерть и свои паи продавать отказались.

– Епрст, – отвечали Иван и Леха на все предложения городских скупщиков. – Родина не продается и баста, – замечали они, даже когда цена земли была увеличена в несколько раз. Но их никто не принимал во внимание. Земля была отнята у мужиков через суд.

Мало того, только что поставленный под отделку дом Василия Петровича Курочкина оказался под угрозой сноса. На место, где он был построен, претендовал сам хозяин нового поселка.

Через несколько месяцев покой деревни был нарушен гулом строительной техники. КамАЗы, бульдозеры и экскаваторы торжественным маршем проследовали через Зябликово и расположились лагерем на околице. Началось строительство нового коттеджного поселка «Райский уголок».

Строительство началось, как водится, с забора. Огромные бетонные плиты отгородили деревню от реки Ворожки. Чудные зябликовские пейзажи были моментально закрыты для деревенских. Везде появились таблички: «Проход запрещен. Частная собственность». Вдоль забора были выставлены вышки, на которых покуривали сторожа из частного охранного предприятия. Впереди новые хозяева натянули колючую проволоку, за которой бегали немецкие овчарки. Все было готово для возведения очередной резервации для очень богатых. Но не тут-то было. В Зябликово началась эпопея, вошедшая впоследствии в деревенскую историю как «Битва на реке Ворожке».

В деревенском клубе было накурено так, что хоть топор вешай. А как известно из российской истории – если где-то висит топор, то он обязательно что-то отрубит. Впервые за долгие годы зябликовцы собрали деревенский сход для решения глобального вопроса – как вернуть землю. Первым выступил бывший председатель колхоза имени Чапаева Иван Сидорович Карпухин:

– Уважаемые земляки! Наши деды и прадеды жили на этой земле. Ее они защищали от поляков в смутное время, французов в 1812 году и немцев. Мы же ее п…и. У меня все.

Народ одобрительно загудел. С проломленного предыдущими поколениями кресла поднялся Алексей Разгуляев:

– Ну и что ты предлагаешь, Иван Сидорович? Ты же, помнится, сам первым свой пай продал. Да еще и уговаривал всех: мол, люди хорошие, порядочные. Сколь они тебе за енто заплатили?

Карпухин махнул рукой:

– Не время, Алексей, старое вспоминать. Я думаю, надо написать письмо губернатору, а может, куда и выше о том беспределе, что творится в нашем Зябликове.

– Вот приедет барин. Барин всех рассудит, – усмехнулся Курочкин, участвующий в собрании на правах гостя с совещательным голосом. – Все было сделано по закону. Плох он или хорош, но по закону.

– Нет такого закону, чтобы землю нашу отнимать, – возмутился Разгуляев. – А ежели кто такой закон придумал, пусть его назад и возвертает. Мой дед здесь в 41-ом партизанил, немцев и полицаев стрелял по возможности. Что я ему доложу, когда придется на том свете встретиться?

Так, в прокуренном воздухе зябликовского клуба появилось слово «партизаны». Но этого пока еще никто не заметил. Тут в разговор вступил отец Валерий, настоятель деревенской церкви:

– Миряне, надо все решить по-хорошему. Прийти и попросить захватчиков этих уйти с земли нашей по-доброму.

– Да уж просили, и не раз, – не выдержал Иван Рыжиков. – Вон Кузьмичу нашему накостыляли по шее, когда он к реке пытался на утреннюю зорьку пробраться. Детишек и тех не пускают. Скоро и грибов, и ягод собрать нельзя будет.

Народ одобрительно зашумел вновь.

– Мужик нынче пошел мелкий, но зато его много, – оглядев собравшихся в зале бывших колхозников, произнесла внезапно родившийся афоризм продавщица Зоя Ивановна. – Делайте же что-нибудь поскорее, зяблики несчастные.

– Помолчи, Зоя, – сурово поглядел на нее Разгуляев. – Не бабье это дело – мужикам советы давать. Особливо в наше смутное время.

– Я предлагаю, пока еще строительство не началось в полную меру, снести этот проклятый забор к чертовой матери. Извините, батюшка, за резкие выражения, – продолжил Рыжиков.

– И как ты это сделаешь? – поинтересовался Иван Сидорович.

– Да вон нас сколько в деревне мужиков здоровых. А там всего десяток сторожей. Соберемся под вечер и как...

– Нет, так нельзя. Русский бунт самый бессмысленный и беспощадный, – встрял в разговор Курочкин. – Нужно все делать по уму.

– Я знаю, как, – опять поднялся со своего продавленного кресла Разгуляев. – Предлагаю организовать отряд самообороны. Или, еще лучше, сразу партизанский. Имени Чапаева. В память о нашем колхозе.

– Ты, Леха, совсем сдурел, – стукнул кулаком по столу Карпухин. – Это же подсудное дело. Где ты тут немцев нашел, против которых воевать вздумал?

– А эти ничем не лучше немцев. Даже еще и хуже, так как свои, рассейские. На нашу землю пришли оккупанты, значит надо сражаться. Иначе всех здесь потихоньку выживут. Прошу поставить мое предложение на голосование.

Так в деревне Зябликово был создан первый на территории Российской Федерации со времен Великой Отечественной войны партизанский отряд. Командиром после долгих споров как самого толкового избрали Ивана Рыжикова. Комиссаром хотели сделать отца Валерия, но батюшка отказался. Зато благословил селян на ратные подвиги.

– А я стану вашим пресс-секретарем, – предложил Курочкин. – Буду описывать боевые действия отряда имени Чапаева в своей газете. На том и порешили. Всего в отряд записалось двадцать шесть мужиков и одна женщина – жена Ивана Мария. Раненых перевязывать, если придется.

Прошло несколько дней. Вся деревня усиленно готовилась к боевым действиям. Леха раскопал свой тайник на озере и принес несколько гранат и автомат «Шмайсер», найденные им во время раскопок немецкого блиндажа. Мужики, у кого было, достали свои охотничьи ружья. Остальные вооружались чем попало. В основном топорами и вилами. Мария запаслась бинтами и зеленкой. Выступать решили рано утром.

Битва на реке Ворожке началась 25 июля ровно в четыре утра, сразу после восхода солнца. Возле будущего «Райского уголка» протекал небольшой безымянный ручей. Бойцы отряда имени Чапаева остановились на его берегу перед решающим штурмом. Бывший колхозный кочегар Кузьмич, нацепивший на бейсболку красную ленту, перекрестился и произнес историческую фразу:

– Рубикон будет перейден.

Кузьмич не знал, откуда он взял эту фразу, и не знал, что повторил самого Гай Юлия Цезаря. Как, впрочем, и Гай Юлий Цезарь не знал про Кузьмича.

Без потерь отряд форсировал водную преграду и окружил временно оккупированную территорию. Все немецкие кобели к тому времени были нейтрализованы следующим образом: Леха Разгуляев перекусил ножницами по металлу в одном месте колючую проволоку и, пожертвовав ради общества свою суку Гретту, у которой к тому времени началась течка, поставил её возле прохода. Кобели, радостно повизгивая, исчезли в один миг. Затем через лаз в проволоке пробралось несколько бойцов. Разгуляев, перекрестясь, бросил через забор немецкую гранату и пальнул в воздух из своего шмайсера.

Битва на реке Ворожке продолжалась десять минут. Взятая в плен еще сонная охрана была разоружена и вытолкана взашей на проселочную дорогу. Затем мужики завели бульдозер и принялись сносить ненавистный им забор. К обеду от «Райского уголка» ничего не осталось. Командир партизанского отряда Иван Рыжиков распустил бойцов по домам. На сенокос.

Но на следующий день в Зябликово прибыла карательная экспедиция. «Кузьмича ведут», – неслось по деревне от околицы до магазина. Народ бросал все свои дела и бежал поглядеть, как по улице шел со связанными сзади руками, еще не успевший опохмелиться после празднования вчерашней победы над врагом, бывший колхозный кочегар. Кузьмича конвоировали несколько человек в камуфляже, подталкивая его прикладами карабинов «Сайга».

Перед магазином стоял маленький пузатый человек в окружении таких же людей в пятнистой форме. Рядом с ними расположились прокурор района, глава местной администрации и еще несколько чиновников рангом поменьше. Когда Кузьмича подвели к магазину, маленький человек забрался на пень срубленого недавно тополя и стал говорить, обращаясь к деревенским жителям:

– Вчера утром неизвестное, пока неизвестное мне, бандформирование разгромило самое дорогое, что у меня было. Уничтожена мечта всей моей жизни – превратить ваше захолустье в райское место, – маленький человек говорил очень тихо, но внятно. Видно было, что он взбешен. – Я найду всех, кто принимал в этом участие. Виновные понесут справедливое наказание. Пока пойман только один из бандитов, прямо на месте преступления. Этот, с позволения сказать, народный мститель ловил мою рыбу в моей реке. Для всех, кто еще не понял, объясняю. Эта земля моя. Здесь будет построен мой коттеджный поселок. Здесь будем жить я и мои друзья. Тех деревенских, кто не участвовал во вчерашних беспорядках, я возьму к себе на работу в качестве обслуживающего персонала. А пока в назидание собравшимся пойманный нами вор будет выпорот. Выпорот публично на этой деревенской площади. Снимайте с него портки.

– Люди добрые, да что же это делается, – заголосила во весь голос мать Ивана Матрена Евдокимовна. – Кузьмич хоть и никчемный, а все наш, зябликовский. Гражданин прокурор, ты куда смотришь-то?

Прокурор смотрел в землю и носком ботинка рисовал на ней какието иероглифы. Наступал момент истины. И тут до собравшихся на площади возле магазина донеслась песня, выводимая двадцатью шестью мужскими и одним женским голосом:

Наверх вы, товарищи, все по местам.
Последний парад наступает.
Врагу не сдается наш гордый «Варяг».
Пощады никто не желает.

В Зябликово вступал партизанский отряд имени Чапаева. Во главе отряда шли командир Иван Рыжиков и отец Валерий, держащий в руках красное знамя, полученное колхозом лет двадцать назад за выдающиеся успехи в труде. Леха Разгуляев со шмайсером наперевес подошел к маленькому пузатому человеку и сдернул его с пенька:

– Кончай болтать, а то сенокос срывается. Чем скотину будем зимой кормить?

Бойцы отряда разоружили тем временем опешившую охрану и освободили Кузьмича. Тот, потирая затекшие руки, подошел к прокурору:

– Ты, это... Так больше не делай. Власть же все-таки. Нельзя нынче мужиков пороть. Мы этот, как его, Рубикон перешли уже. Назад ходу нет.

Так в Зябликово закончилась еще одна история. Землю деревенским вернули, но заставили выплатить полученные ранее деньги. Все попродавали спутниковые тарелки, чтобы рассчитаться с долгами. Мужикам было приказано сдать оружие, но никто власть не послушал. Мало ли что еще будет. Курочкин написал было статью в свою газету о боевых подвигах партизанского отряда имени Чапаева, но в свет она почему-то так и не вышла.

 http://www.taiga-nn.ru

Категория: Рекшино | Просмотров: 1630 | Добавил: kapitan | Теги: партизаны, рекшино, Сагра, зябликово | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 3
3 бука   [Материал]
Но если каждый активный человек наведет порядок на своих нескольких гектарах,

Инициатива в российской педерации к сожалению наказуема, так что по закону жанра сделают активным педервастом, если будешь шибко умничать, извини, но это реалии действительности.

2 kapitan   [Материал]
В общем правильно изложено, хотя и излишне эмоционально. Лодочная станция на нашей речке это канешно здорово. Вот только как эти инноваторы собираются речную гладь шириной в воробьиный скок использовать? Али две станции строить будут - одну в Рекшино, другую поближе к волге. Супротив течения то выгребать не сладко.
Или и до нас добрались распиловочных дел мастера? Не важно что не хера не получится, важно выделить бабло и обозначить активное строительство...
А жечь не надо - сторойматериалы сейчас в цене. Пущай завозют! biggrin

1 stealth958   [Материал]
МАЛЕНЬКАЯ МОДЕЛЬ БОЛЬШОГО ГОСУДАРСТВА

Есть у меня дача за городом, я там вырос можно сказать. Природа, места красивые, участок 6 соток, дача совкового образца в составе садового общества из 300 таких же дач. Плюс река рядом, лес, пляж и еще несколько таких же садовых обществ. А поскольку я живу там каждое лето то у меня там куча друзей, я вообще там много кого знаю и меня многие знают. Основная проблема тех мест это мусор оставляемый приезжими "туристами" и нерадивыми садоводами которым наплевать на то, что их дети будут гулять вместо лесов и полей по свалкам. Ну с мусорной темой я давно борюсь на общественных началах, разговор сейчас не об этом. Как я отчетливо понял в прошедшие выходные я отчетливо понял, что наш дачный поселок есть ни что иное, как уменьшенная модель нашего государства и все необходимые атрибуты у нас для этого есть. Народ- частично распиздяйствущий, который считает, что отдых на природе это ящик водки и потом куча мусора которую "кто нибудь потом уберет" и частично сознательный, люди которые в тех местах можно сказать выросли и берегут это место для будущих поколений. Так же у нас есть председатель- взяточник и казнокрад с офигенной дачей и члены правления, которым на все пох, но они получают зарплату за принятие всяческих решений по управлению садом, и ссориться с председателем им не резон, по этому они поддерживают любую аферу председателя. Так вот в эти выходные возникла такая проблема- какие то горе бизнесмены (возможно с подачи председателя) решили построить на реке лодочную станцию. Коренное население сразу оценило гемор с этим связанный. Во первых это частичная вырубка леса для подведения новых дорог, а лес у нас и так жиденький, во вторых масса не званных гостей, начиная от гастрабайтеров которые днем будут это все строить а по ночам лазить по дачам и заканчивая клиентов лодочной станции, которые опять же привезут горы мусора а вывозить нам придется. Вопрос о том, быть лодочной станции или не быть, решался в чисто медвепутских традициях. Во первых людям об этой стройке ничего не сообщалось, во вторых то, что без очередного отката председателю тут 100 пудов не обойдется а в третьих когда сознательные люди все таки узнали обо всем этом и попросили председателя и правление прокомментировать эту ситуацию они ответили, что на закрытом совещании между собой решат этот вопрос а решение нам озвучат и оспариваться оно не будет. Решение так и не озвучили а тем не менее строительство уже началось. Да вот только продажные шкуры местного значения не понимают, что порядок на нескольких гектарах земли навести гораздо проще чем во всей стране. Что то мне подсказывает, что в процессе строительства эта лодочная станция сгорит и вряд ли кто из простых садоводов вызовет пожарных. Как говорил товарищ Сталин "И это правильно" по скольку простые садоводы аля народ- против, за исключением всяких "природных алкашей" им пофиг. А кто там кому откатил за строительство чтобы на нашей земле бабки грести, простых людей не волнует. По большому счету медвепуты в прошлом году приняли закон, по которому наши дачи не спросив вообще могут снести а землю за бесценок продать ворам с деньгами. И опять же, куда побежит продажный председатель и его "партнеры" когда их постройка сгорит? Все они побегут за защитой к власти, потому что власть покровительствует таких как они. Но суть то этого рассказа такова- какие бы там у кого бумаги не были, что их преступные действия законны, кто бы за ними не стоял менты, бандиты, власть, это все равно наша земля и в наших силах навести на ней порядок. Все бумаги, кто бы их не подписывал, пишутся чтобы узаконить воровской беспредел. Все законы пишутся против просты людей. Но если каждый активный человек наведет порядок на своих нескольких гектарах, тем, кто сейчас разваливает нашу страну в пользу своих оффшоров, не останется места в этой стране.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]